Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Здравствуйте!

Здравствуйте всем, кто заглянул случайно, из любопытства или с твёрдым намерением изменить Судьбу, радуюсь проявлению интереса к психологии. Загляните на страницу библиотеки[http://www.psyholog-ok.ru/index.php?route=pavblog/category&id=24]

почитайте статьи и, возможно, начнете понимать, что неудачи, преследующие Вас в жизни, подчинены закономерностям, а  не являются злым роком и проклятьем недоброжелателей; препятствия по достижению целей кроются в глубинах Вашего подсознания. Я, как аналитический психотерапевт, работаю с причинами, а не устраняю следствия.
Вы можете обратиться ко мне  за помощью, если:
·        Находитесь в эмоциональной зависимости от партнёра;
·        Испытываете подавленность и разочарование, расставшись с партнёром;
·        У Вас психологически  токсичные  муж, жена;
·        Не проходящее чувство обиды на родителей, особенно на мать;
·        Вы робки, застенчивы  и страдаете  от чувства одиночества;
·        Тревожность и страх - постоянные спутники Вашей внутренней жизни; Подверглись в детстве сексуальному, эмоциональному, физическому насилию;
·        Испытываете панические атаки;
·        Не уверены в себе;
Образование
·        Факультет психологии МГУ 1983 -1988;
·        Аспирантура Российской Академии Образования 1992-1995;
·        Московский институт аналитической психологии и психоанализа 2009-2011
Общий стаж в практической психологии около 30 лет. Пять лет личного анализа. Продолжаю и по сей день. Регулярно прохожу супервизию у членов IAAP. Автор книг и статей по детской и женской психологии.
Замужем. Двое взрослых сыновей, внук.

Карантин - самое время вернуться к себе

Наверное,  выскажусь по теме парадоксально. Но, как юнгианский психолог и писатель, считаю, что время вынужденной изоляции может стать при должном подходе трансформационным, тем этапом куколки, после которого из гусеницы вылупляется бабочка.
В эти дни мне очень хочется перечитать «Доктора Живаго», часть романа, посвящённую пребыванию Живаго и Лары в Варыкино. Отрезанные от всего мира в революционное лихолетье, влюблённые постигают тайны жизни и смерти, любви и бессмертия.
Бесконечная суета, запускаемая обществом потребления, отдаляет, изолирует нас от нашей самости, центра души. Мы не можем повлиять на курс валют и нефти, но в наших силах обратиться к самим себе, чтобы обрести живой источник внутри себя, не привязанный к ценообразованию природных ресурсов.
В любом явлении есть две стороны. И если мы не поддадимся общему психозу, то у нас есть все шансы найти глубоко личные ответы на главные вопросы бытия. Возможно, не у всех есть великая любовь, как у Лары и доктора Живаго, но есть произведения искусства, соприкосновение с которыми мы откладывали на потом. Возможно, «потом» сейчас и наступило.
Наверное, я – счастливый человек. В эти дни получаю много поддержки от клиентов, которые в этот непростой период переживают особый душевный подъём, резонирующий, как не странно с социальным.
Мы переживаем социальную турбулентность, но она не должна стать разрушительной для нашей личности.
Нужно принять  потери, чтобы уменьшить тревогу и увеличить сочувствие.
Сейчас многие столкнулись с потерями, связанными как с пандемией, так и с падением мирового рынка.
Возможно, нас ждут ещё большие потери. Так же возможно, что в далёкой перспективе эти потери обернутся приобретениями как для соотечественников, так и для жителей планеты, в целом. Стремящиеся к равновесию знают, как важно не беспокоиться о будущем и не сожалеть о прошлом.
Принятие потерь, печаль, эмпатия и сострадание могут сделать нашу тревогу умеренной и конструктивной. Попробуйте принять материальные потери, впустить сочувствие к болеющим и умирающим, и вы почувствуете, как ваша тревога соединяется с глубиной мудрости.

Вы смотрели «Триггер»? Я, да!

Как зрителю мне было интересно. Но как у психолога  нет однозначного впечатления, но есть послевкусие и рассуждения по поводу, которыми и хочу поделиться.
Несомненным плюсом сериала является то, что качественным высокобюджетным действом он привлечёт внимание широкой зрительской аудитории к практической психологии.  А именно, к тому факту, что душевные проблемы можно и нужно решать с помощью специалиста, а не запивая, занюхивая и не заедая.
Настораживает , что создатели фильма на волне интереса могут выпустить джинна из бутылки, когда часть «просветлённой» зрительской аудитории побежит искать психолога, который может через провокацию решить проблему за одну-две встречи. В то время как психологи-зануды академического толка обещают долго, дорого и без гарантий.
Когда смотрела ту или иную серию, основанную по утверждению создателей сериала на реальных историях, уподоблялась Станиславскому, точнее его «верю – не верю».
Первая серия с молодым человеком, справляющимся со стрессом с помощью самоповреждения. Физическая боль перетягивает на себя психологическую. Одна домината в коре головного мозга гасит другую.  Я могу поверить, что психолог Артём Стрелецкий смог «вылечить» это расстройство  за две- три встречи, потому что травма образовалась недавно. Совершенно случайно произошло закрепление способа избавления от психологической боли. Младший брат видит, как старший на своей свадьбе занимается сексом с любовницей, в то время как невеста бросает букет. Сжимая бокал в  руке, он ранится об разбитое стекло. И дальше это воспроизводится рефлекторно при сильном стрессе уже самопроизвольно. Выявив источники возникновения проблемы, Стрелецкий устраняет патогенный способ реагирования на неё, кстати,  относящего к психиатрическим расстройствам.
В другой серии, где мы опять имеем конкуренцию между братьями, могу согласиться с достоверностью «исцеления» лишь отчасти. Потому что у травмы другой срок давности и не только. Напомню, что в ситуации успеха у молодого человека начинается паническая атака , включается сценарий избегания успеха.
Очень красиво, когда горит сарай, в котором тебя запирал старший брат в моменты твоего триумфа в детстве. И ты продолжаешь в нём сидеть всю оставшуюся жизнь, но уже в своей голове. При таком развитии поведенческого сценария в душе образуется много пустот , участков, выжженных страхом наказания за победу. Стены сарая можно разрушить и вдохнуть свежий воздух, но привычка ходить по заданному периметру остаётся надолго. И справиться с этим самостоятельно бывает сложно.

А вот со знойной красоткой Лерой, которая не может забыть умершего мужа, Артём совершает махровую профессиональную ошибку. Если бы он читал и практиковал не только по методу Фарелли, но и уважительно относился к Фрейду, такого скорей всего  не произошло.
Но эта профессиональная ошибка, как ружьё Чехова, которое обязательно должно выстрелить, и задаёт кульминационное напряжение, а затем и развязку основного конфликта фильма.
Впрочем, всё по порядку. Безутешная вдова, сексуальная блондинка с пухлыми влажными губами -  стопроцентное попадание в психотип страстных женщин. Артём, чтобы разрушить её жёсткую фиксацию на мёртвом мужчине, воспроизводит первый секс пары в туалете театра, возбуждая женщину, но не доведя начатое до конца.
Эффект незавершённого действия по Зейгарник с одной стороны, с другой стороны Зигмунд Фрейд с его неразделимой природой любви и агрессии. Психолог, разрушив одну эротическую фиксацию, тут же становится объектом приложения сексуальных энергий клиентки.
Несколько напряглась, когда выяснилось, что Лера- вдова клиента Артёма, из-за смерти которого он и сел в тюрьму, поэтому первоначальным мотивом её обращения за помощью была месть «убийце» мужа.
  Я недоумевала, потому что была уверена, что не могла ошибиться. У меня  самой был с негативный опыт жёсткой эротической фиксации, возникшей в результате переноса, после которого  зареклась помогать кому-либо на волонтёрских началах.
Но Лера действительно полюбила, такие женщины не могут без любви. Они захвачены архетипом Афродиты. Тогда у неё мощный конфликт между новым чувством и виной перед погибшим мужем. Она распята между трагическим прошлым и новой любовью. И это всё выглядит очень убедительно.
Но Артём любит жену Дашу, которая не хочет его видеть, потому что считает предателем, после того, как он не признал своей вины на суде и отправился за решётку.
В профильных группах соц.сетей прочитала много нареканий по поводу игры Светланы Ивановой, исполнительницы роли жены Артёма Стрелецкого. Но для меня эта пара идеально подходит друг к другу. Потому что у них обоих обессивно - компульсивный тип личности. Переведу на бытовой язык, люди этого типажа стремятся всё контролировать , прежде всего подавляя личные эмоции, потому что  как мы знаем в тихом омуте…
В одной из серий мне показалось, что между отцом Артёма и его женой Дашей что-то есть как между мужчиной и женщиной. Устыдившись своих мыслей, списала их на профессиональную деформацию.
Но оставленная любовница Лера, женщина с атомной сексуальностью, мстит.  Судьба сама даёт ей карты в руки в виде генетической экспертизы сына Даши, которого Артём считает своим. Даша до появления неоспоримых доказательств отрицает отцовство Артёма, признаваясь, что после расставания с мужем для того, чтобы заглушить боль, она пустилась во все тяжкие. И это тоже вполне психологически достоверно.
Как и то, что первыми кандидатами для утешения вдов и оставленных жен является друзья и родственники мужа. Поэтому связь свёкра с невесткой не высосана из пальца, а психологически обоснована.
Несмотря на то, что сюжет фильма базируется на провокативном методе Фарелли,  основной конфликт, кульминация сериала - на крутом фрейдистском замесе. Противостояние сына-отца в эдипальном треугольнике, в котором  отец проигрывает жену , потому что она сильнее любит ребёнка, а не зануду – мужа.
Этот бессознательный конфликт длиною в жизнь. Отец пытается взять реванш в профессиональной сфере, затем залезает в постель жены сына и очень удачно, в яблочко, потом разрушает любовную связь с Лерой… Но и сын – не божий одуванчик, пассивная жертва отцовской зависти.
К сожалению, о зависти детей к родителям, родителей к детям  не принято говорить вслух, декорируя остроту проблемы темой  неблагодарных детей и токсичных родителей. В то время как в анализе постепенно, шаг за шагом при поддержке специалиста, клиенты прозревают, понимая истинные мотивы поведения членов семьи.
Последняя сцена, когда мачеха, истинная виновница смерти клиента Артёма,  приглашает его на крышу, ему было бы догадаться, что это ловушка, но он ослеплён болью от открытия связи отца и жены, результатом которой стало рождение ребёнка. Отец встаёт перед сыном на колени, но приводит его на край пропасти.
К чести Сергея Насибяна, в одном из интервью он говорит, что это художественный вымысел – решение проблем такого уровня за несколько встреч, потому что в реальной жизни нужно провести в кабинете психотерапевта годы, чтобы исцелиться.
Мне очень хочется верить, что тренер и коуч не лукавит.

Жила-была девочка, сама виновата. От наивной дурочки к зрелой женщине

У меня в руках - прекрасная книжка про любовь, написанная опытным практиком, мудрой женщиной и хорошим писателем - в одном лице. Поверьте, это редкость! Практикующие психологи не обязаны быть литераторами, а тут - совпало!

Я взахлёб глотаю главу за главой - и мне всё ложится на душу! Всё мне близко и понятно, всё вызывает эмоциональный отклик! И так прекрасно тёплым летним вечером впитывать эту науку о любви! Не художественный вымысел и романтические фантазии, а живую жизнь, истории реальных людей. Такое чтение - настоящий кайф!
Лиза Питеркина (с).


Книгу можно купить здесь
https://www.labirint.ru/books/672653/

Ошибки в любви, определяемые кросс - культурными травмами страны.

  

 Женщины, рождённые в СССР, часто склонны «видеть» в фаллосе мужчины материнскую грудь.  Мамы были вынуждены выходить на работу, когда им исполнялось всего два месяца,  базовыми чувствами в этих случаях являются страх отделения от матери и вероятность умереть от голода без неё. 

Первая менструация совпала с перестройкой , обретение фертильности на фоне голода  постсоветского пространства вкупе с генетическим страхом голода и нищеты. Материнство не является приоритетной ценностью и блокировано страхом голода и бедности.

Эксперименты Гарри Харлоу и природа привязанности


Об эксперименте Харлоу на обезьянках я знала, что лишенная мамы (депривированная эмоционально) мартышка выбирает тёплую мягкую "маму" без еды вместо железной "мамы" с едой. Но когда эти мартышки вырастают, то отказываются от размножения. Если же оплодотворение состоялось, то в 30% случаев они убивают потомство.

Все-таки мы технически не можем любить своих детей теплее/глубже/просто иначе, чем когда-то любили нас самих. Проблема сбоев нашей привязанности в детстве, с рождением наших детей перестаёт быть только нашей проблемой, она становится ещё и их судьбой.
Харлоу говорил:"Лучший способ понять сердце - разбить его" (жестокие эксперименты по депривации).Эксперимент "колодец отчаяния": после определённого времени депривации мартышек наступает такая фаза депрессии, когда ее уже невозможно повернуть вспять и в конце концов особь погибала.

Выйти замуж за принца как национальная идея!

Многие женщины  России мечтают выйти замуж. Иногда мне кажется, что эта мечта  вполне может сойти за национальную идею  нашей  страны. При естественном демографическом перекосе в сторону женщин, особенно после сорока, желание наличия сильного мужского плеча в  шаговой доступности возводится в разряд идеи фикс, что активно эксплуатируется   масс - медиа и  индустрией красоты. И это не считая альфонсов, Жигало, искателей легкой наживы всех мастей. 

Милые женщины, давайте разбираться. Поскольку обидно и за державу, и за нас таких красивых, но несчастных.

Женственность - это тот свет, та энергия, идущая из глубин нашего естества. Ведь не только самец  моли чувствует самку за одиннадцать километров, но и наши обычные российские мужчины не лишены способности идти на запах женщины, лететь как мотыльки на свет её души. Природу не обманешь. Конечно, достижения эстетической медицины никто не оспаривает, но могут ли уколы красоты последнего поколения зажечь огонь, таящийся в нас с самого рождения. Пламя, которое может быть проявлено и выгорать страстями, опустошая как сам источник, так и окружающее пространство. Может тихо тлеть до поры, до времени, ожидая своего часа. С огненным цветком могут бороться, ненавидеть, страшась его силы. Но всё же, женственность пробивается как росток сквозь толщу асфальта. Как уголёк костра, залитого водой или присыпанный землёй. Женщина хочет быть счастливой и томится в ожидании любви.

Пламя, которое гасили тысячи раз критическими замечаниями, физическим и вербальным унижением.  Каждой из нас приходилось слышать хотя бы один раз, а тем, кому "повезло" изо дня в день: " Тебя никто не возьмет замуж! ", " Посмотри, на кого ты похожа!", " Все о мальчиках думаешь, а нужно о профессии, учебе".

Костер женственности  может не только потухнуть под воздействием токсичных отношений, но и совсем не разгореться, если  наша женственность раскололась, расщепилась еще в родительской семье , живущей по сценарию столь хорошо знакомому детским сказкам.

Инициация мужчины в мужественность – путь героя, возвращающегося победителем, домой. Для женщины инициация в женственность – путешествие в глубины души в поисках внутреннего источника, энергия которого способна наполнить как саму женщину, так и её избранника живой водой преодоления тягот и невзгод мира и способности прожить, прочувствовать все грани любви, не размениваясь на случайные связи.

Найти путь к своему внутреннему источнику, данной каждой из нас от рождения. От благодатного ресурса которого,  мы отказались  из-за искажения матрицы мужеско - женских отношений в семье родителей, из-за страха быть преданной и оставленной любимым, являющимся центром вселенной и основным смыслом жизни. Мы часто не можем жить без любви, но и в равной степени боимся полюбить вновь.

(no subject)

Ольга родилась и выросла без отца. Мама разорвала с ним отношения ещё во время беременности, узнав о наличии врождённого порока сердца. Женщина была строга и непреклонна, посчитав, что мужчина её обманул, скрыв наличие заболевания. Но перерывать беременность было уже поздно, к тому же врач из женской консультации констатировала незначительный фактор риска передачи болезни по наследству.

Детство и юность прошли в доме бабушки с дедушкой. Мама постоянно была занята на работе. Дедушка любил выпить. Тоска по матери и отцу как постоянный эмоциональный фон, фундамент энергетической матрицы души Ольги. Но  если образ матери складывался из реального общения с хронически уставшей матерью-одиночкой, время от времени сожалеющей о том, что родила дочь. То образ отсутствующего отца был по большей части идеализирован. Дочь злилась на мать из-за того, что та так и не сказала отцу, что у него родилась дочь. Она мечтала встретить отца случайно на улице, жадно вглядываясь в лица встречных прохожих. С завистью смотрела на детей, бегущих раскинув руки навстречу отцам.  Принявший на душу заветной огненной воды, дед  любил «погонять» женщин по квартире. Какие выводы может сделать девочка к подростковому возрасту о взаимоотношениях мужчины и женщины? Почти младенческая жажда любви мужчины как отца и огромный страх реальных отношений. Неуважение к матери, не сумевшей выйти замуж, захлопнувшейся в коробочку презрительного отношения ко всему на свете. За презрительным прищуром   прячется всё тот же страх мужчин как пьющего отца.

В этом сценарии мать не взращивала ненависть у девочки по отношению к отцу, и в этом есть несомненные плюсы. Ольга не утратила базового доверия мужчинам, заставляющего многих женщин избегать любых форм близости в принципе. Но в этой жажде любви и мужского внимания, в которых слиты воедино все непрожитые чувства ребёнка  и типичные желания женщины таится ,возможно, ещё больше опасностей, чем в позиции тотального недоверия мужчинам.

Вам приходилось наблюдать, как брошенный на улице котенок, бежит следом за каждым обратившим внимание человеком. Так и не ожесточённая девушка, выросшая без отца с самого рождения, будет «бежать» за каждым, обратившим внимание, влюбляться без оглядки в того, кто просто одарил  парой ласковых слов, дежурными комплиментами. Из каждой улыбки, небрежного взгляда в свою сторону она сможет выстроить романтический замок для принца и принцессы.

Ольга достаточно быстро потеряла девственность, приняв обычное  подростковое желание секса за любовь. Как ребёнок наконец то получивший внимание отца ( мужчины) выслуживала хорошее отношение безотказным примерным поведением, т.е. безропотным исполнением всех желаний без малейшего намёка на симметричный ответ со стороны молодого человека. Такое добровольное рабство. Очень скоро это надоело девушке, и она отреагировала так, как может отреагировать ребёнок, истерикой, слезами, упрёками. Мужчина обиделся, стал выяснять отношения, скандал следовал за скандалом. Ольга сбежала в новый роман, там такое же развитие событий.

К двадцати годам девушка обросла таким количеством несостоявшихся любовей, что стала принимать антидепрессанты.

«Мужчинам от меня нужен только секс»- жаловалась она на сессиях.

« А что ты можешь предложить ещё?» - спрашивала я. Помолчав, добавляет : " мужчины меня больше не цепляют".

Проблемы Ольги усугублялись ненавистью к матери. Отрезая себя от матери, не важно, заслуживает она того или нет, девушка кастрирует своё женское начало. Она не имеет представления не только о взаимоотношениях мужчины и женщины, но и утрачивает контакт с собственной феминностью. Ребёнок с размытой гендерной идентичностью, жаждущий любви. Секс как наиболее возможный, понятный и доступный вид близости с мужчиной достаточно быстро утрачивает своё очарование, поскольку накапливается опыт скандалов, конфликтов, неизбежно следующих за ночами « любви».

Для того, чтобы выжить, не разрушиться психологически женщина, выросшая без отца, выбирает одиночество и деньги. Лучшие друзья девушки – это бриллианты.

Почему не работают тренинги в таких случаях. Потому что формирование навыков пикапа, флирта и конструктивного общения с мужчинами не снимают напряжения и страха, накопленного  с самого рождения.

Мать Ольги сама оставила мужчину. В случаях, когда мужчина оставляет женщину, узнав о беременности, или же сразу после рождения, мать испытывает вполне объяснимые чувства ненависти к отцу ребёнка, и дочь может вырастить мужененавистницей. Градус взращённой ненависти может не соответствовать реальным мужчинам в реальной жизни.

И в том и другом случае, образ биологического отца , и следовательно мужчины формируется через призму материнской трактовки.

Вырастая, девочка начинает лучше видеть особенности матери, и часто, в какой-то момент, ставит под сомнение информацию, рассказанную матерью об отце. Однако так бывает не всегда. И в этом плохом случае, мать, травмированная отцом, травмирует им (отцом) «заодно» и свою дочь, чем толкает последнюю повторять собственный сценарий отношений уже со своим мужчиной и передавать своей дочери.

Образ отца, сотканный из детских фантазий и обрывков воспоминаний матери и близких, чаще всего не соответствует реальности. Расхождение фантазий и реальности не стоит воспринимать как трагедию. Это всего лишь повод научиться видеть и воспринимать  мир , в том числе и мужчин, такими, какие они есть в действительности. И не устраивать бурных сцен, когда желаемое очевидно расходится с реальным.

Отделить чувства, испытываемые здесь и сейчас, от тех, что были испытаны в детстве. Не позволять девочке одерживать вверх над зрелыми аспектами личности. Не торопиться в новые отношения. Не предъявлять претензии любимому мужчине, которые очень хочется предъявить отцу и матери. Удочерить свою внутреннюю сироту, признать её право на эмоции.

Повзрослеть!

Садомазохизм как стиль жизни. Кто виноват и что делать?( продолжение 2)

Разделяй и властвуй. Мать заполучила душу дочери в безраздельное и безвозмездное пользование целиком. Использовала дочь  как щит в отношениях, заставляя « бегать» по соседям за помощью сначала от разъяренного отца, а потом отчима. После бурного выяснения отношений следовало неизбежное примирение. Родители  обвиняли дочь в огласке очередной семейной разборки. Так к боли и страху добавлялись  чувства  вины и стыда.

Такое «радостное» детство не могло не надломить психику девочки, прежде всего в сексуальной сфере. Потому как крики матери во время оргазма было легко спутать с криками во время избиений.

Катя впадала в истерику после секса. Рыдала,  охваченная приступом неимоверной жалости к матери, потому что мама не проститутка, а очень несчастная женщина. Проплакавшись, к немалому удивлению партнёров, начинала драться, царапаться, кусаться. Опять же, чтобы отомстить за маму, над которой издевались партнёры.

Если же мужчина ей действительно был симпатичен, она достаточно долго ( по её меркам) не соглашалась на близость, но по мере приближения к завершению конфетно-букетного периода, начинала дрожать от страха перед другой проблемой, затрудняющей коитус из-за мигрирующей кисты.

Насилие, насилие, ещё раз насилие, фантазийное, реальное. Новые отношения приносили лишь новую боль, усиливая чувства страха и ненависти к мужчинам. Но страх и ненависть не отменяют желания любви. Это волшебное чувство способно стать бальзамом для душевных ран,  к сожалению, только на какое-то время. Далее неизбежно набирают силу негативные программы бессознательного, которые если и не сводят на нет накал чувств, то начинают как коррозия или ржавчина разъедать изначальную божественную природу любви.

Полгода ушло на то, чтобы отделить Эго Кати от власти негативного материнского комплекса. Ты  – это только  Ты.  Не больше, не меньше. Это твоя жизнь, в которой мужчины по большей части не собираются причинять  боль, как мужья и любовники матери. В этот период девушке часто снились сны, в которых она занимается сексом с мужчиной, мать была в постели рядом.

Отделившись от негативных переживаний матери, воспринимаемых, как собственные, Катя с ужасом поняла насколько  больна её душа. Неистовый, мучительный поиск любви, и одномоментно вспыхивающее чувство ненависти к потенциальным  избранникам. Когда любовь мужчины является ценностью не сама по себе, а как возможность притупить ассимилированные страдания матери. Своего рода наркотик, позволяющий дать душе передышку в изматывающем воспроизведении мазохистических сценариев поведения, мыслей, чувств,  в бесконечной хуле на Бога и роптания на судьбу.

Не устаёт удивлять   феномен синхронии в процессе терапии. Клиент,  соприкасаясь на символическом уровне  с определёнными пластами бессознательного,  начинает  притягивать  аналогичные события в реальности.

Катя отвергла ухаживания очередного «олигарха», но приняла безработного онкобольного на четвёртой стадии рака. Приезжала к нему на свидания  в съёмную квартиру, где как будто бы сам воздух был заряжен агонией ещё красивого молодого тела и неизбежностью  смерти. Наводила в берлоге порядок.

Экзальтированно рассказывала о том, что ей нравиться заниматься сексом с умирающим мужчиной,   здоровым не имевшим  такой красивой женщины, а вот теперь, когда дни  сочтены… Воспринимала  своё отношение как акт милосердия и высшего проявления сострадания. Я же видела в этом не столько благотворительность, сколько возможность  получения удовольствия от власти над бессильным мужчиной, который по большей части не мог удовлетворить её запросов. Так Катя отыгрывала статус жертвы, становясь преследователем.

Потом был пожилой, опустившийся тренер. Девушке нравилось приходить с ним на вечеринки, где пара притягивала неизменное внимание. Она такая красивая и молодая,  он такой старый, хромой, видавший виды мужик.

Катя по-прежнему бежала от здоровых отношений, поскольку   неизменно пребывала в мазохистичной части бессознательного, идеализируя и боготворя статусных мужчин.

Либо заводила романы  с мужчинами, имеющими определённый изъян, что позволяло  доминировать, переходя в садистическую часть. Дразнить красотой немощного мужчину. Отправляться на свидание, в то время, как партнёр проводил ночь у постели тяжело больной матери.

Изъязвлённая множеством проблем, душа на очередном витке терапии, предъявила новую болезненную грань. Предпочтения в выборе мужчин были обусловлены не только садомазохистическим сценарием поведения, страхом и ненавистью, но и страхом фаллоса.

В реальности это выглядело как офидиофобия  -  панический  страх  змей. Змеи с определённого этапа терапии стали заполнять сны. То  виделась  змея, проглатывающая её целиком без остатка, и она сама становилась огромной коброй, раскачивающейся в безумном танце. То снилась постель, кишащая  змеями, и девушка  в ужасе просыпалась.

Существует несколько версий  относительно причин возникновения этого заболевания. Одна из общепринятых – эволюционный страх первобытного человека, передающийся на генетическом уровне в виде иррационального ужаса не только перед самой рептилией, но и перед её изображением, видео, вплоть до панических атак.

  Панических атак у Кати не наблюдалось, но благоговейный ужас даже перед символическим её  предъявлением, она испытывала. Другие версии  объясняют страх как следствие реально пережитого негативного опыта встречи с рептилией, возможно даже  неудачной шуткой, обернувшейся  в последствие заболеванием. Такого прецедента у клиентки не было.

Поскольку работаю в рамках аналитических традиций, то придерживалась версии страха фаллоса, имеющим под собой ещё более глубокий страх  перед  доминирующей холодной, отвергающей матерью,  в отсутствии поддерживающих рук любящего отца.

Страх перед эмоционально холодной матерью запечатлён в коллективном бессознательном в мифе о Медузе Горгоне, женщине, чья голова украшена множеством змей, способной одним только взглядом превращать осмелившихся взглянуть  на неё в камень. В русском языке  страх предъявлен в устойчивых выражениях «змея подколодная», « змею на груди пригреть», описывающих коварных, лишённых доброты и сострадания женщин.

Мне не хотелось вводить прямые интерпретации, поскольку по опыту знаю, что они  не очень  эффективны. Учитывая специфику катиной психики, её архаичный характер, склонность мифологизировать реальность, способность выводить символический уровень анализируемого в процессе терапии материала в реальную жизнь. А так же тот факт, что на проживаемом отрезке жизни, девушка идентифицировала себя с ведьмой, подвергаемой гонениям со стороны социума, решила работать, используя активное  воображение и методы драматической терапии.

На первом этапе работы с офидиофобией  опиралась на отрывок  « Из молота ведьм».  Предложила прийти на одну из сессий в красивом платье чёрного цвета,  сама оделась соответствующе. Налила в старинную глиняную  крынку молока. По рецепту полагалось сварить в молоке змею, размешивая ножом с чёрной рукояткой. Я же бросила в горшок игрушечную, резиновую, повторяя средневековые заклинания.

Эффект от происходящего был поразительный. Казалось, что рядом со мной сидит не демонически красивая женщина в чёрном платье с глубоким вырезом, с распущенными, к тому времени уже огненно рыжими волосами, а трёхлетний ребёнок, очарованный происходящим действом. Ребёнок,  полностью погружённый в сказку, ни разу не сомневающийся в  сакральном целительном смысле терапевтического метода. Попросила забрать «зелье» с собой домой.На следующую сессию Катя пришла в столь несвойственном для неё приподнятом расположении духа. Рассказала « удивительный» сон, в котором обнажённая женщина с молочной кожей, рыжими волосами, достающими до земли, бежит от разъярённой толпы людей, швыряющей ей в спину камни и сов. Так  в бессознательном девушки пробудился целительный для  психики архетип Лилит, по преданию первой жены Адама. Сказала, что выпила молоко, впервые за последние несколько недель, ей не снились кошмары со змеями.

А после другого сна, в котором та же самая женщина целуется с гигантским змеем, а потом занимается с ним сексом, совсем  расхрабрилась, купила статуэтку змеи, поставила её на прикроватную тумбочку. И каждое утро начиналось с поцелуя каменного изображения змеи.

Смеялась по - детски звонки, я же невольно любовалась девушкой, освобождающейся от очередного страха, ощущая  себя в определённой степени Пигмалионом рядом  Галатей.

Вечная девочка как фрейлина королевы матери. Пожизненно. Посмертно.

Личные и профессиональные обстоятельства сложились в магический квадрат, а может быть и завернулись в мистическую спираль таким образом, что исследование материнства как перверсии находится в фокусе профессиональных интересов.

Для многих женщин стать матерью является единственной возможностью получить безусловную любовь и принятие, которых им не доставало в детстве. Женщины рождают детей, не имея личного опыта достаточно хорошей матери. Помимо получения любви женщины часто преследуют цель иннициации в женственность, стигматизированной, униженной, отринутой в родительской семье. В таких случаях рождение ребёнка преследует на бессознательном, либо на сознательном уровнях цели исцеления раненных аспектов психики с помощью рождения нового ребёнка.

Я называю это функциональным использованием детей. Часто ребёнок может вытсупать в качестве недостающего фаллоса матери,затем превращается в  игрушку( в крайних случаях для реализации сексуальных перверсий). Эта игрушка может использоваться  для манипулирования мужем, отцом ребёнка, реализации мстительных и конкуретных желаний, а так же для разрешения бессознательных конфликтов с собственной матерью.

Материнство даёт безграничную власть над ребёнком униженной, оскорблённой женщине.

Те женщины, чьё сознание хрупко и не выдерживает давления бессознательного, разыгрывают личную драму уже с собственным ребёнком, таким образом продолжая и усиливая цепочку искажённого материнства.

Размышляя над тем, какую историю привести в качестве иллюстрации, подумала, что могут подойти практически все случаи обращения.

Но всё - таки начать решила с истории  Наташи, молодой, красивой женщины 35 лет, разведённой, воспитывающей дочь подростка, коммерческого директора  крупной компании.

Запрос – развитие женского начала. Поиск нового партнёра.  Новая любовь. Новое замужество.

Природная красота женщины несколько диссонировала с подростковой угловатостью. А занимаемая должность и марка  машины с видавшими виды джинсами и старыми кроссовками.Хотя с момента развода прошло несколько лет, Наташа никак не могла забыть мужа. Пыталась по-  прежнему искать виноватых, винила во всём случившемся по большей части себя. Испытывала угрызения совести из-за того, что не сохранила  для дочери отца.

Смогла только спустя три месяца назвать причину развода – роман мужа с секретаршей. Природная стыдливость, «хорошее» воспитание не оставляли возможности признаться в  пошлейшем,  вульгарном факте.

Муж  не отличался особой деликатностью от рождения,  родительская семья изначально не занимала  значимых позиций в социуме, а с перестройкой и вовсе покатилась стремительно вниз. Отец быстро спился, устроив на квартире притон для бомжей. Мать жила на дотации единственного сына, которого боготворила.

   В то время как Наташа была из очень хорошей семьи. Партийно-номенклатурный отец, занимающий высокие должности в одной из союзных республик. Мама не проработала ни дня, занималась домом и детьми. Музыка, книги, иностранные языки  и ни копейки лишней на капризы – украшения, платья для девочки, да и на покупку сладостей мать была не особенно щедра. Наташа как то проплакала  всю сессию, вспоминая, как боялась попросить у матери денег на песочное пирожное – полоску за 22 копейки, могла набраться  храбрости  только на рогалик за пять копеек.

В то время как в маргинальной семье  Сергея, мужа Наташи, мама денег для сына не жалела. Поставив крест на личной жизни из-за пьянства и разгульной жизни мужа, всю нерастраченную  любовь перенесла на сына.

Сергей рос царствующим инфантом, которому полагалось  самое лучшее, все его прихоти выполнялись матерью безоговорочно.

В то время как Наташа  в двенадцать лет осмелившаяся попросить роликовые коньки у матери, была обязана их стоимость восемь рублей пятьдесят копеек отработать. Королева – мать, обожаемая мужем, не знала ни в чём отказа, дорогое дефицитное бельё, французский парфюм, на всю эту роскошь с благоговением смотрела Наташа, выполняя  домашнюю работу по списку, где вынос мусорного ведра  оценивался в 20 копеек. То есть для того, чтобы иметь удовольствие кататься на роликах, девочке, отцу которой приносили взятки чемоданами, нужно было практически два месяца выносить мусор.

Мытьё посуды, полов  оценивалось дороже.

И так далее по списку. Когда стоимость коньков на домашних галерах была отработана, радости от возможности кататься не было никакой. Точнее она была отравлена унижением отработки. И чётким пониманием того, что ты ничего не заслуживаешь просто так, ты всё должна заработать, выслужить за счёт прислуживания, пребывания в свите королевы -  матери.

Если отец Сергея был либо в запое, либо загуле, то отец Наташи постоянно отсутствовал по причине служебной занятости и частых командировок. Из которых привозил столь любимой дочерью сервелат и сырки « Дружба». Когда Наташа вспоминала о редких гостинцах отца, начинала по - детски тихо светиться от счастья.

У супругов на момент встречи студентов столичного института  были  в копилке бессознательного – дефицитарные внутренние  фигуры отцов, только у Сергея она ещё была и токсичной, сильные материнские фигуры, только у Наташи она была в отличие от Сергея ещё и холодной, отвергающей. Сергея обожала мать, Наташу функционально использовала. Заботливый отец присутствовал в жизни дочери яркими наездами, но и в эти редкие минуты общения с дочерью, мать зорко следила, чтобы пальма первенства в виде внимания и любви отца оставалась за ней. Королева ни за что не хотела расставаться со скипетром и державой. Поэтому, когда Наташа начала распускаться как цветок в период полового созревания, мать предпочла не замечать изменений во внешности и во внутреннем мире дочери. Отцу было некогда и невдомек, пришёл с работы, дочь уже спит, ушёл, ещё спит.

Поэтому дочь видного партийного деятеля, жена которого щеголяла дефицитными обновками  как одна из первых леди города, пошла работать после окончания восьмого класса посудомойкой в ближайшее кафе.

В кафе она подружилась с другой посудомойкой, обычной русской женщиной с трудной судьбой – муж - алкоголик, сама не прочь приложиться к стакану. Но от неё исходило  душевное тепло простых людей, простых человеческих отношений без высоколобого пафоса, свойственного  семейному климату в доме Наташи. Клиентка стала оттаивать душой. На мой вопрос на одной из сессий, посвященных развитию женственности, усилению женского начала: « Кого бы Вы хотели взять за образец трансформации из Золушки в принцессу?», Наташа, не колеблясь, ответила: « Посудомойку Татьяну!».

Аргументировала выбор описанием эпизода, когда посудомойки получили зарплату и решили отметить первую зарплату Наташи в кафе. В этот день клиентка впервые  увидела товарку без платка, замусоленного халата. Молодая женщина была накрашена, волосы кокетливо уложены, на ней было шифоновое  коричневое в белый горошек платье. Наташа пришла в кроссовках, джинсах и свитере.

Не трудно догадаться, почему клиентка идентифицировала себя с Татьяной. Её личным потрясением было то, что эта уже начинающая опускаться женщина может выглядеть потрясающе. Наташа была домработницей при маме, все, что она делала, в том числе и учёба в школе подвергалось жесткой критике. Девочку обучали хорошим манерам поведения, иностранным языкам и музыке, но унижали явно или подспудно ежечасно. Королеву делает свита. Переворота в подростковом возрасте не случилось.

И Наташа опять плакала, потому, как посудомойка могла позволить себе преобразиться, а она – нет. Ей  было строжайше запрещено  быть женственной, быть лучше королевы.  Дочь  играла скромную роль свиты. Вот так складывается негативная программа на бессознательном уровне.

Будучи взрослой замужней женщиной, имеющей трёхэтажный дом с колоннами в ближайшем Подмосковье, Наташа по-  прежнему одевалась в затёртые свитера, джинсы и стоптанные кроссовки.

Сергей, не смотря на то, что его родительская семья была ниже по социальному статусу  семьи жены, изначально находился в психологически более  выгодной позиции. В его бессознательном  присутствовала и присутствует любящая поддерживающая мать. У Наташи – нет.

Сергей был первым мужчиной робкой девочки - провинциалки из "хорошей" семьи, в которой её держали, что называется  в " черном теле".

Хорошо учиться, быть услужливой, послушной и ничего не требовать взамен. Царствующий инфант взошёл на трон, получив  идеальную прислугу аристократического происхождения в качестве жены.

В перестройку достаточно быстро поднялся. Наташа посвятила себя ведению домашнего хозяйства и воспитанию ребёнка. Отношения с мужем стали портиться  с рождением дочери. Муж, как и полагается царствующей особе, требовал единоличного внимания жены и не хотел делить её ни с кем, даже с малышом. В отместку, а так же из ревности не проявлял к нему  никакого интереса, что уж говорить о заботе и уходе. Наташа сама спускала коляску с четвёртого этажа без лифта, ночные бдения над ребёнком в одиночку. Не важно,  выспалась или нет, есть  силы или нет, на обед подавались первое, второе, третье, пеклись пирожки, вязались крючком салфетки.

Наташа не замечала явного деспотизма мужа, прощала полное отсутствие внимания к ребёнку. Была счастлива, наконец -  то счастлива, потому что «любима» мужем.

Крутилась как белка в колесе, и в круговороте дней, не сразу заметила охлаждение Сергея и  к ней как женщине. То его это не устраивает, то другое. В одну из ночей и вовсе назвал её фригидной домохозяйкой.

Потом стал пропадать с друзьями в сауне, отлучки по ночам становились всё чаще.

И как-то обронил, что она как женщина и рядом не стоит с  секретаршей, выделывающей такое на рабочем столе его кабинета.

Наташе была хорошо знакома разлучница - вульгарная блондинка апельсинового окраса, старше Сергея на шесть лет, манерами удивительно напоминающая свекровь.

Сергей ушёл в новую любовь. Его мать  во всём винила Наташу, мол де не уберегла семью. Над мужем, дитятко её ненаглядным, дрожать нужно было, а не над ребёнком.

И без того низкая самооценка молодой женщины стремительно поползла вниз.

От желания свести счёты с жизнью останавливал только ребёнок. Мысль о том, что её больше никто не полюбит, сводила с ума.

А от Сергея отвернулась удача. Друзья растаскивали фирму по кусочкам, должники грозили физической расправой. В один из дней крепкие парни в кожаных куртках пришли  на квартиру Наташи, оформленную в совместную собственность.

Предложили в считанные дни оплатить долги мужа, в противном случае - выкинут на улицу вместе с ребёнком.

Всеми правдами-неправдами Наташе удалось собрать нужную сумму денег. Но долги как водится приходиться отдавать, поэтому пришлось устроиться на три работы бухгалтером. Свекровь взялась помочь с внучкой.

Она продолжала любить мужа, воспринимающего самоотверженность жены как должное. Крашеная блондинка испарилась после того, как растаяло финансовое благополучие Сергея. Сергей иногда появлялся у жены, иногда случался секс. Как результат, Наташа забеременела.

Беременность протекала тяжело, стресс, долги мужа, каторжная работа почти круглосуточно.

Организм молодой женщины не выдержал, началось кровотечение.  Наташа безуспешно пыталась вызвонить мужа. Наконец, Сергей взял трубку для того, чтобы небрежно ответить, что это её бабские дела, с которыми она должна справляться самостоятельно.

Наташа, на последнем издыхании, села за руль и добралась до больницы. Салон машины окрасился кровью. В больнице сделали всё возможное, но ребёнка сохранить не удалось.

Сергей на трезвую голову устроил скандал. Как она посмела  избавиться от его ребёнка.

Наташа чувствовала безмерную вину.

А когда пришла в себя, подала бумаги на развод.

Но психологически на момент обращения  за помощью развод не был завершён.

Наташа по-прежнему страдала от депрессии, во всём случившемся винила  себя. И, как мне казалось, в глубине души продолжала любить мужа-садиста.

Несколько раз хотела броситься под колёса электрички в минуты отчаяния и безысходности. Только работа, только ребёнок  спасали от последнего шага. Сторонилась старых друзей, не заводила новых, сотрудников компании держала на почтительном расстоянии.

Наконец -  то появились деньги, занялась строительством дома, выписала из провинции родителей.

Несколько месяцев терапии понадобилось для того, чтобы психологически завершить развод. Обрубить незримые нити, соединяющие  Наташу с бывшим мужем. Залечить кровоточащие раны души, потому как работа и строительство дома в определённой степени  выполняли роль анальгетиков, позволяли отвлечься  от основных проблем, связанных с глубинной потребностью любить и быть любимой  недолюбленной  родителями взрослой женщины.

Но  прежде чем добраться до основного  источника проблем – отсутствия внутренней поддерживающей фигуры отца и токсичного материнского объекта, пришлось работать с травматичным опытом семейной жизни.

Иногда  искренне восхищалась мужеством этой хрупкой на вид женщины, выжившей в аду, сохранившей желание и надежду обрести любовь.

Ей трудно было признать факт садистического отношения мужа, потому как в социуме под садизмом обычно понимают физическую агрессию, проявленную в изощрённых формах. В то время как психологические формы садизма, воспринимаются как должное.

В бессознательном Наташи  изначально не было заложено модели гармоничных отношений. Игнорирование потребностей ребёнка, умерщвление живой души, радующейся обычным простым вещам.  Неприметные радости  консервируются в оазисы тепла, столь необходимые в холодных пустынях взрослой жизни.

Собираешь клюкву – значит ни одной соринки, ни травинки. Качество уборки проверялось стерильным бинтом. Ребёнок постоянно должен быть занят либо уроками, либо общественно-полезным трудом. И эти холодные оценивающие глаза матери, в которых нет ни капли  одобрения и поддержки.

Выслушивая рассказ клиентки о детстве, о её взаимоотношениях с матерью, часто представляла себе медицинскую сестру  Рэтчед из романа Кена Кизи « Пролетая над гнездом кукушки».

Наташа соглашалась, что в своей семье  на бессознательном уровне перенесла  материнскую фигуру на мужа. То же служение, безропотное обслуживание без малейшей попытки получить благодарность или вознаграждение.

Работать безостановочно по дому дочерью, женой, мамой. Потом на трёх работах.

В процессе терапии Наташа стала понимать, что если и есть её вина во всём произошедшем, то она заключается в этой безропотной покорности матери, потом мужу. Отсутствие понимания себя, личности, души вне функционального использования  близкими. Рабское служение, которое в конечном итоге  не принесло ей ничего, кроме боли.

Одним из важнейших этапов на пути к исцелению души является, как это не парадоксально звучит, способность проявить агрессию в отстаивании собственных границ и интересов, в том числе и глубинных потребностей в принятии, любви, поддержке.

А вот с этим у «хорошо» воспитанных девочек не всегда хорошо.

«Хорошее» воспитание напрочь отбивает способность проявить себя, индивидуальность, и если в 19 веке  кисейные барышни передавались из рук родителей в руки мужа с сопроводительной запиской в виде приданого, то сейчас ситуация во многом  иная.

Женщина не ждёт ничего не взамен,  и ей ничего не дают. Она бессознательно транслирует в пространство низкую или  отсутствующую себестоимость. Она готова отдаваться без остатка, ничего не требуя взамен.

Речь не идёт о самопожертвовании во имя высших идеалов, всего лишь об обычной женской судьбе.

Проявить агрессию пусть даже на символическом уровне в рамках терапевтических сессий, это уже большой прогресс на пути сепарации от негативного материнского комплекса, избавления от токсичного объекта, согласно которому женщина бессознательно, притягивает, выбирает мужа.

Наташа соглашалась, что эпизод с роликовыми коньками заякорил её бессознательное на позиции обесценивания. Иногда ей хотелось поговорить с мамой о том, а была ли такая жёсткая необходимость в  списке взаимных расчётов между дочерью и матерью.

Но чаще всего склонялась к мысли о том, что  родители идеальные, и предъявлять претензии к пожилым и не совсем здоровым людям, находящимся на её попечении, не красиво.

Вполне объяснимо, что может казаться предательством отца и матери признание факта отсутствия реальных поддержек и принятия, удовлетворения её потребностей быть женственной и красивой в период полового созревания.

Сложно, а порой невозможно сепарироваться от токсичных внутренних объектов, в том числе и из-за страха потерять последние душевные опоры скрепы.

Агрессия, не отправляясь по адресу, возвращается к отправителю в виде аутоагрессии, и женщина начинает разрушать самоё себя, кастрируя женское начало, изводя себя чувством вины и стыда.

Поднимая пласты агрессии, сохранённые в глубинах бессознательного, мы вступаем с ними в контакт, метаболизируем при поддержке  психотерапевта.

И случается чудо, на поверхность выступают ресурсные в смысле исцеления и развития внутренней женщины воспоминания.

И тогда начинается процесс становления новой женщины, способной войти в здоровые, зрелые отношения с мужчиной.

Наташа пришла на последнюю сессию в сногсшибательном платье, в туфлях на шпильках.

Гордо  заявила, что произвела на работе фурор.

Так держать!