Category: искусство

Замещающий ребёнок: ты будешь жить за него!

Автор книги "Замещающий ребенок" Морис Поро (издание книги в России планируется в начале 2016 года), считал, что мы все потомки замещающего ребенка. В книге Бытия говорится, что Ева после изгнания из Рая "... родила сына, нарекла ему имя: Сиф, потому что, говорила она, Бог положил мне другое семя, вместо Авеля, которого убил Каин". Ной был потомком Сифа в девятом колене. После потопа три сына Ноя стали прародителями всех, ныне живущих.
Итак, умер ребенок. И родители зачинают нового в очень быстрые сроки, чтобы утешится. Работа горя тяжела, почти не выносима и, кажется, что это верное средство ее избежать. Рождается новый ребенок, но кто он? Самого по себе его никогда не хотели, только в качестве замены, но эту задачу он выполнить не может, это невозможно. Он приговорен к небытию, ему запрещено быть собой.
Три травмы рождения замещающего ребенка: рождение в атмосфере траура; ему запрещено быть собой; необъяснимое, постоянно присутствующее чувство вины.
История жизни Сальвадор Дали подтверждает гипотезу Моро о замещающем ребёнке.
Детство Дали не было простым, как и Винсент ван Гог, он был назван именем старшего брата, умершего за несколько лет до его рождения. «Родившись, я встал на место обожаемого покойника, которого продолжали любить через меня…Все мои последующие выходки были трагической константой моей жизни: я должен был доказать самому себе, что я являюсь не мои умерши братом, но собой – живым», - писал художник впоследствии. Состязаясь и конкурируя с мёртвым братом, ревнуя к нему, он привлекал к себе внимание окружающих мнимыми приступами удушья, симуляцией обмороков, наслаждаясь при этом страхом родителей. Частые приступы ярости, случавшиеся с ним в детстве, обнаруживали его беспомощность, - он не получал того, чего хотел, только дикие выходки, по его мнению, давали должное внимание родителей, в котором маленький Дали так нуждался.
Конкуренция Сальвадора Дали с умершим братом по своей клинической феноменологии сходна с «Расстройствам в следствии сиблингового соперничества» (МКБ – 10, F 93.3). Безусловно, брат художника был старше, поэтому формально сиблингом считаться не мог , но он был мёртв, в силу чего неизменно воспринимался Сальвадором Дали именно как ровесник, как вечный спутник, как тень. Критерии этого диагноза: конфронтация и оппозиция в отношении родителей, вспышки гнева, тревожность, отгороженность, попытки манипулирования родителями для привлечения их внимания. Фраза: «Я плюю на мою мать», написанная Дали на одной из картин через девять лет после смерти матери, после которой отец запретил ему возвращаться домой, была продиктована тем же: попыткой привлечь к себе внимание и услышать хоть какой-нибудь эмоциональный отклик.