Category: дети

Токсичная мать и одиночество взрослой женщины

Казалось бы, токсичный — очевидно вредный. Например, запах, или вещество какое-нибудь, которое в руки брать опасно, или «волшебное» косметическое средство, от которого кожа краснеет и шелушится... Но токсичными бывают и  отношения, а причиной ядовитости являются люди, которых мы подпустили к себе, возможно, слишком близко. Токсичные люди наносят вред  душе, искажая восприятие, а затем и общение с миром.
Давно замечено, что подобное притягивает подобное, деньги к деньгам, так и с людьми, душа, отравленная  одними отношениями, притягивает , как по закону подлости, людей, чье воздействие на психику может иметь такое же вредоносное воздействие , если не сильнее.
День за днем слушаю истории женщин  разных возрастов , юных девушек и дам вполне солидного возраста, страдавших от негативного отношения матери. Кажется, что ручейки историй сливаются в  один океан детского горя. И вроде бы пришли решить проблемы женского одиночества или взаимоотношений с  партнёром, а плачут от детских обид. Пишу, улыбаюсь, вспоминая  клиентку, начинавшую каждую встречу фразой: «Гузель, у меня денег сегодня на два часа рыданий за маму».
И это напоминает мне трагедию - фарс ,основными действующими лицами, как и в большинстве сказок и мифов, являются падчерицы и мачехи. Падчерицы вырастают, выходят замуж, но драма уже в собственной семье не заканчивается, начинается  новый акт, где по ходу пьесы появляются новые герои ,  только актёры остаются  прежними.
Повзрослевшие  «падчерицы»  частенько притягивают вполне взрослых мальчиков, которые относятся к ним так же, как мама, приглашают их в свою жизнь — и страдания возобновляются. Точнее, даже и не думают прекращаться.
Дочка давно уже взрослая, живет самостоятельно, переехала в другой дом, город, страну, может быть, и мама ее уже стала небожителем, и давние обиды вроде бы позабыты, а жизнь у этой выросшей девочки все не складывается. Теперь ее разрушает другой человек. Тоже любимый, близкий, дорогой, но такой же, как когда-то мама.
Печальная история, скажете, и не так уж редко встречающаяся. Согласна с вами, но предлагаю сейчас не грустить, а поразмыслить о сути влияния «токсичной» матери на отношения женщины с миром вообще и мужчинами в частности. Мы с вами научимся это влияние обезвреживать (кстати, именно так поступают после контакта с вредоносными веществами — выводят из организма шлаки и токсины) и не давать ему длиться уже во взрослой жизни.
Прежде чем приступить к обезвреживанию и поискам противоядия, договоримся о понятиях. В этой главе  и дальше буду часто использовать термин  комплекс мать – и - мачехи , объясняющий  причины и механизмы влияния  ядовитой(токсичной)матери на взаимоотношения взрослой женщины с мужчинами.
Есть такое целебное  растение. Ранней весной появляется небольшой желтый цветок, а потом разворачиваются листья, сверху поверхность листа гладкая, холодная, снизу - теплая, пушистая. Именно благодаря строению своих листиков мать-и-мачеха получила свое название. Ведь нежные волоски похожи на прикосновение матери, а жесткая поверхность сравнима с руками мачехи. Легенда о растении говорит о счастливой семье, в которой вдруг умерла мать. Дети перестали играть и петь, а отец ссутулился. Вскоре молодая вдова соседка вошла в доверие вдовца и стала его новой женой. Но жизнь так и не вернулась в дом, ведь мачеха – это не мама, от голоса ее холодом веет, а прикосновения ее злые и колючие. Как только по весне пригрело солнышко, младшая дочка стала бегать со своей тоской к реке и лить слезы о погибшей маме. Однажды плача подняла она голову: а около ног ее желтый цветочек расцвел. И в тот же день мачеха без следа исчезла, и в дом снова вернулся звонкий смех. И стал цветочек появляться каждую весну, чтобы проверить, хорошо ли детям, и вновь исчезнуть. А летом на его месте появляются листики: с холодным верхом и теплой мягкой внутренней стороной.
Часто у женщин, о которых  говорят , что на них венец безбрачия, мама  , как и цветок мать и мачехи ,  полярна в проявлении эмоций, может быть  эмоционально теплой, мягкой, поддерживающей, но в жизни холодная, отвергающей, жесткая, а порой и жестокая. И живут вроде бы рядом, но врозь цветок и листья.  Противоречивый  характер отношения матери  к  дочери, когда она в одной ситуации - любящая , поддерживающая, а в другой - отталкивающая , унижающая, уничтожающая, создают путаницу в душе девочки, а потом и взрослой женщины в отношениях с мужчинами.
В такой ситуации  в энергетической матрице женской души  с детства формируется заряженный кластер,  проявляющийся в неосознаваемых программах подавления, запрета личных желаний, получения удовольствия в первую очередь от эмоционально близких отношений.
Женщина командует своими близкими, постоянно подавляет их желания и инициативу, любит запрещать или наказывать, словом, безраздельно царит над зависимыми от нее людьми, в первую очередь, детьми. Мать прямо или косвенно объявляет своему ребенку: «Делай, думай, поступай, живи так, как я считаю нужным, и тогда ты сумеешь заслужить мою любовь и внимание. Только так, и не иначе». А у ребенка выбора нет! Он старается — ведь любовь мамы ему необходима больше  всего на свете! — и даже добивается каких-то успехов, но никаких похвал все равно не дожидается. Одни требования сменяются другими, мамино недовольство продолжает цвести пышным цветом, и маленький человек привыкает жить, постоянно страдая. Агрессивная ( токсичная) семейная среда становится ему привычной. С психологической точки зрения  венец безбрачия и есть этот энергетический сгусток  деструктивного отношения матери к дочери в сумме детских обид и гнева.
Ребёнок холодной, отвергающей,  матери не может общаться с нею так же жестко, для него мама — самый важный человек на свете, он зависим от нее. Чем маленький человек может ответить рассерженной матери? Слезами или непослушанием, чтобы вызвать новый всплеск негодования в свой адрес? Ребенок с трудом подавляет свои  бессилие и гнев, а чувства, не найдя выхода, возвращаются, и начинают постепенно разрушать психику девочки, потом уже взрослой женщины. В раннем возрасте кроха инстинктивно понимает, что гнев может разрушить самое дорогое , дающее пищу, существо. Разрушить  негативными эмоциями мать, означает  по умолчанию, остаться без источника пропитания,  умереть от  голода.
Агрессия, по тем или иным причинам, не нашедшая выхода, изменяет мишень, она подавляется и обращается на самого человека,  трансформируясь в чувство вины, стыда, ненависти к себе.
Например, родительская семья на грани развода, взрослые постоянно ссорятся , отец  пьёт, мать с новорожденным ребёнком не может просто физически справиться со всеми проблемами. Все обязанности по дому  сваливает на старшую дочь. Девочка старается изо всех сил, прилежно учится, чтобы выбиться в люди, в свободное от учёбы время бегает на молочную  кухню, стирает пелёнки, смотрит за братом, готовит обеды. Одним словом, Золушка, да и только. А мать, лишившая дочь простых детских радостей, всё время не довольна, вымещает обиды и злость на мужа на ни в чём неповинную, любящую, заботящуюся о всех членах семьи девятилетнюю девочку.
А ей и надо то всего, чтобы мама похвалила, поблагодарила, улыбнулась, поцеловала. Но получает за своё несоизмеримое с малыми  годами мужество упрёки, обидные слова «недотёпа», «дура безрукая»,  а то и вовсе затрещины и подзатыльники.
Девочка безропотно везёт на себе обязанности главы семейства , старшей сестры,  постоянно успокаивает заходящуюся в истериках мать, как старик вечно недовольную старуху из сказки « О рыбаке и рыбке».
Инстинкт самосохранения отключается. Вместо того, чтобы взбунтоваться и отказаться выполнять то, что должны делать родители, а они должны, потому что взрослые, и им пора взять себя в руки и закончить игры в песочнице с бесконечным выяснением отношений, кто кому больше должен и жизнь, девочка думает, что мама – права, и она « безрукая дура», если отец по прежнему пьёт, а мать бесконечно не довольна. Жертва, чтобы сохранить психику от разрушения от невыносимой тяжести страданий, оправдывает преследователя,   у ребёнка это проявляется в том, что он  может привязаться к  жестокой  матери ещё сильнее, чем ребёнок  к достаточно хорошей матери.
На самом деле, конечно, девочка – большая умница, взвалившая на себя непосильный груз взрослых забот, но только она об этом не догадывается, точнее ей не позволяется  понять сути происходящего. Безмолвный раб, отдающий всего себя за иллюзорную возможность получения любви, удобен в использовании.
Самооценка и образ Я формируются прежде всего из суждений , которые  мы ежедневно слышим в свой адрес от близких людей.  Если ребёнку сто раз на дню говорить, что он – поросёнок, мы не оставляем ему выбора , кроме как исполнить предначертанное родителем.
Многие из нас стигматизируются в детстве матерями обидными, унижающими словами , яд которых и формирует негативные сценарии женского поведения  уже во взрослой жизни.
Девочка продолжает стараться, выслуживая любовь и поддержку, но в глубине душе уже поселилось чудовище , нашептывающее ей « Ты не такая. Сколько не старайся, ты никогда не сможешь понравиться! Тебя никто никогда не полюбит!» Чудовище питается  отчаянием и чувством безысходности ребёнка, оно грызёт его изнутри по жизни уже вместо матери.
Подрастая, девочка начинает общаться с миром, передавая собственные разрушительные чувства, бессознательно вовлекая людей из ближнего окружения в привычную с детства матрицу отношений. К сожалению, проецируя  материнскую ненависть к себе на других людей, в ответ можно получить только негативную реакцию. Воспринимая придуманные нелюбовь, отвержение и обесценивание, девушка возвращает их сторицей партнёрам по общению. Круг замыкается, разрушительные эмоции, внутренние и внешние, стремительно накапливаются, увеличиваясь, как снежный ком.
А причина — первичные отношения с матерью. Да, мама — женщина, дающая жизнь, но и отравляющая её в случае формирования в семье отношений по типу мать-и-мачеха. Лейтмотивом отношений по данному сценарию становится фраза: «стань таким, каким хочу, тогда и буду любить тебя». Девочке чаще всего ничего другого не остаётся, как стараться соответствовать требованиям и ожиданиям матери, потому для ребёнка самое важное — сохранить рядом маму,  по другому не  выжить.
Инстинкт выживания — мощнейший для любого человека, особенно маленького. Вот почему в самом раннем, порой даже младенческом возрасте, психика ребёнка начинает подстраиваться под требования окружающих и уничтожение тем самым собственной индивидуальности. Ребенок мамы-мачехи очень рано понимает, что таким, каким он есть, каким задуман матушкой-Природой, явлен миру Создателем, никому не нужен.
Воспитание и развитие человека всегда  направлено на интеграцию  ребёнка в социум, её  успех  во многом зависит от того, насколько ребёнку привиты общепринятые нормы и ценности.
В идеале процесс воспитания не должен вступать в конфликт с развитием индивидуальности и женского начала девочки. Но очень часто они выжигаются калёным железом токсичной матерью при одновременном декларировании  гуманистических ценностей.  У ребёнка вновь  формируется путаница и смещается система ценностей. И в этой размытой системе установок девочка может ощущать себя тотально одинокой в своих переживаниях и страданиях. Если хорошее, доброе, вечное, о которых так много говорится  в умных книгах существует только  по отношению к другим, а  девочка этого лишена , то у неё может сложиться  представление о себе, как о недостойной  ни любви, ни доброты, которые существуют где-то в параллельном мире, в её же – вечные попрёки и унижения.
Часто в сказках девочкам, измученных непосильным старанием выслужить любовь и одобрение матери - мачехи, приходят на помощь животные , например, корова из сказки «Крошечка - ховрошечка». Но матери не помощь хочется получить, а извести ненавистную дочь, разрушить до основания её веру в себя, в силу своей женской привлекательности и востребованости.
Женское начало  девочки, воспитывающейся токсичной матерью, разделяются  на несколько совершенно разных персонажей: недолюбленная девочка, бессильная противостоять матери, мужчина, способный справиться с любой задачей, этакий терминатор, для которого выполнима любая миссия, и собственно, и всесильная мачеха-мать.
Личная жизнь женщины  представляет собой перемещение по заданному треугольнику. Девочке очень хочется на ручки, и она ищет мужчину , точнее любящие руки матери.  Ожидания  любви как чуда зачастую формируются из надежды получить  любовь родителей. Но мужчине нужна любовь зрелой  женщины , а не бесконечные претензии  маленькой девочки, не предъявленные матери в своё время.
Не  получив от мужчины  материнской любви, женщина становится либо терминатором , взвалив на себя бремя всех  проблем, ведь ей не привыкать. Либо становится  мужчине токсичной матерью, предъявляя ему бесконечные упрёки и претензии.
Эти танцы на граблях могут длиться достаточно долго, а причины женского одиночества не в венце безбрачия,  а в комплексе мать-и-мачеха.
 

Нарциссическая депрессия у старших сиблингов

- Алёнушка, сестрица моя!
Выплынь, выплынь на бережок.
Костры горят высокие,
Котлы кипят чугунные,
Ножи точат булатные,
Хотят меня зарезати!

Алёнушка из реки ему отвечает:
- Ах, братец мой Иванушка!
Тяжёл камень на дно тянет,
Шелкова трава ноги спутала,
Желты пески на груди легли.

Если бы меня попросили подобрать метафору для описания клинической картины депрессии я бы выбрала эти строки из русской народной сказки " Сестрица Алёнушка и братец Иванушка". И картину Васнецова " Алёнушка".
Достаточно часто в семье, где есть пара сиблингов, старший нарциссически присвается матерью по принципу функционального использования - няня, помощник ( ца) по хозяйству. Старший, значит нельзя проявить своё детское естество или же его необходимо ограничивать, в то время как младшему всё сходит с рук. Так и растут в одной семье старший сиблинг, отказавшийся от свой уникальности и непосредственности предъявления чувств, потребностей , но , не любимый родителями, и младший, трикстер- козлёночек, чьи капризы, прихоти, шалости не пресекаются строго и безоговорочно.
Так , мы совершаем первую сделку с социумом, отказываясь от  себя в надежде заслужить любовь.
Трагичность ситуации в том, что вырастая в смысловом поле родительской семьи " будь таким , каким  ты мне полезен, нужен, или пусть тебя не будет вообще", взрослый, в котором живёт " съеденный" матерью ребёнок, не может принять любовь просто так, как дар, как божественное откровение. Он бежит из этой ситуации, которая не совпадает с его внутренними установками и сценариями взаимоотношений в паре.
Иногда  старший брат, сестра - " диагноз".
Но часто у нарциссической матери, склонной к садизму, психика единственного ребёнка может расщепиться на " алёнушку" и " братца иванушку". Тихий, послушный, примерный для родителей и трикстер , в который мигрирует в поисках спасения и выживания душа ребёнка. В этой ситуации пародокс заключается в том, что зрелая личность - это и не депрессивная алёнушка и не козлёнок иванушка.





Замещающий ребёнок: ты будешь жить за него!

Автор книги "Замещающий ребенок" Морис Поро (издание книги в России планируется в начале 2016 года), считал, что мы все потомки замещающего ребенка. В книге Бытия говорится, что Ева после изгнания из Рая "... родила сына, нарекла ему имя: Сиф, потому что, говорила она, Бог положил мне другое семя, вместо Авеля, которого убил Каин". Ной был потомком Сифа в девятом колене. После потопа три сына Ноя стали прародителями всех, ныне живущих.
Итак, умер ребенок. И родители зачинают нового в очень быстрые сроки, чтобы утешится. Работа горя тяжела, почти не выносима и, кажется, что это верное средство ее избежать. Рождается новый ребенок, но кто он? Самого по себе его никогда не хотели, только в качестве замены, но эту задачу он выполнить не может, это невозможно. Он приговорен к небытию, ему запрещено быть собой.
Три травмы рождения замещающего ребенка: рождение в атмосфере траура; ему запрещено быть собой; необъяснимое, постоянно присутствующее чувство вины.
История жизни Сальвадор Дали подтверждает гипотезу Моро о замещающем ребёнке.
Детство Дали не было простым, как и Винсент ван Гог, он был назван именем старшего брата, умершего за несколько лет до его рождения. «Родившись, я встал на место обожаемого покойника, которого продолжали любить через меня…Все мои последующие выходки были трагической константой моей жизни: я должен был доказать самому себе, что я являюсь не мои умерши братом, но собой – живым», - писал художник впоследствии. Состязаясь и конкурируя с мёртвым братом, ревнуя к нему, он привлекал к себе внимание окружающих мнимыми приступами удушья, симуляцией обмороков, наслаждаясь при этом страхом родителей. Частые приступы ярости, случавшиеся с ним в детстве, обнаруживали его беспомощность, - он не получал того, чего хотел, только дикие выходки, по его мнению, давали должное внимание родителей, в котором маленький Дали так нуждался.
Конкуренция Сальвадора Дали с умершим братом по своей клинической феноменологии сходна с «Расстройствам в следствии сиблингового соперничества» (МКБ – 10, F 93.3). Безусловно, брат художника был старше, поэтому формально сиблингом считаться не мог , но он был мёртв, в силу чего неизменно воспринимался Сальвадором Дали именно как ровесник, как вечный спутник, как тень. Критерии этого диагноза: конфронтация и оппозиция в отношении родителей, вспышки гнева, тревожность, отгороженность, попытки манипулирования родителями для привлечения их внимания. Фраза: «Я плюю на мою мать», написанная Дали на одной из картин через девять лет после смерти матери, после которой отец запретил ему возвращаться домой, была продиктована тем же: попыткой привлечь к себе внимание и услышать хоть какой-нибудь эмоциональный отклик.

Погребальное материнство: теневые аспекты женственности.Заключение

Третья встреча, последняя, завершающая.
За час до начала третьей сессии Валентина позвонила и сообщила, что не может прийти, т.к. заболел ребёнок. Договорились о переносе встречи, т.к. причина пропуска уважительная.
Когда клиентка пришла, спросила о болезни ребёнка. Оказалось, что за период между сессиями Валентина обнаружила у пятилетнего сына « нехорошую» родинку, разволновалась на предмет, не меланома ли. Действительно, зачем ходить к психотерапевту для интеграции страха смерти, когда можно его спроецировать на ребёнка. Отвезти его на приём к онкологу. Пусть ребёнок то же боится. Ему же, наверное, мало психологических нагрузок в виде астматического бронхита, раздробленной ступни сестрёнки и приёмного ребёнка в семье. Что мог сказать врач, кроме того, что любое новообразование может развиваться по двум сценариям. Конечно, в период гормональных потрясений может случиться всякое, а пока никаких поводов для беспокойства. Без комментариев.
Эта сессия была посвящена взаимоотношениям клиентки и матери. Предчувствия меня не обманули. Мама Валентины оказалась сиротой, потерявшей обоих родителей в результате несчастного случая. Мама никогда не слышала дочь, но дочь всегда слушала и слушает о её несчастном детстве, горе ребёнка, о трудностях в детском доме. Девочкой Валентина часто фантазировала, что если бы она была взрослой в то время, обязательно нашла бы свою маму в детском доме и удочерила.
Конечно же, мы имеем дело с негативным материнским комплексом, ассимилировавшим психику ребёнка. Душа дочери бессознательно (хочу в это верить) использовалась как контейнер для неотреагированного горя и чувства утраты в детстве  взрослого человека.
По всей вероятности, обесценивание клиенткой собственной внутренней жизни и, как производного процесса терапии, произрастало из этих деформированных детско-родительских отношений.
Психика Валентины в детстве оказалась между Сциллой и Харибдой: горем матери, потерявшей родителей в дошкольном возрасте и страхом смерти отца, родившего ребёнка уже в преклонном возрасте, а потому испытывающему постоянную тревогу о судьбе дочери, если умрёт раньше до того, как сможет «поставить её на ноги». Это бессознательное поле родительской семьи стало платформой базовых первичных переживаний ребёнка, которые были прекрасно компенсированы интеллектуальным, спортивным развитием девочки.
Поскольку зуд пошёл на убыль, и по уверениям клиентки, сохранились остаточные явления, где-то процентов 20-30, мы приступили в оставшееся время к работе со страхом смерти в технике активного воображения.
Мой уютный кабинет моментально наполнился серым липким холодным страхом, который пробирал насквозь, въедался словно пыль под кожу, в душу, хватал за сердце.
И опять в контр - переносе почувствовала страх и сострадание.
Уже прощаясь, Валентина сказала, что набралась смелости и позвонила в секретариат Союза художников. Оказалось, что сотрудник неправильно записал её телефон и поэтому они не могли сообщить ей новость, что она принята в члены Союза художников. Валентина искренне радовалась по причине того, что собиралась в Европе заняться творчеством, прежде всего исходя из коммерческих соображений. В стране, в которую они собирались иммигрировать в цене работы художников из России. Она уже нашла себе импресарио, который и посоветовал оформить членство в профессиональном сообществе, т.к. это повышало стоимость картин.
Выживать, рассчитывать только на себя и бояться смерти. Но страхи имеют особенность догонять нас, формируя негативные программы жизни.
Самое страшное – встретиться лицом к лицу с демонами бессознательного, признать факт их существования. В противном случае, как в сказке « Синяя борода» маленький ключик от  тайной комнаты будет постоянно кровоточить, напоминая о спрятанных трупах души.
Валентина больше не пришла. Позвонила, что нашёлся дом, отвечающий интересам всех сторон. Она купила глицин и больше не чешется. Действительно, зачем ходить к психотерапевту, когда можно купить глицин за 20 рублей?
Но, видимо, испытывая чувство вины, пообещала продолжить терапию по скайпу, при условии, что будет предоставлена скидка.
Как и ожидалась, не позвонила и не написала.
Я чувствовала после встреч с этой женщиной использованной, выжатой и выброшенной за ненадобностью после того, как проблема с великим переселением её семьи была решена. Она просто выдрала с мясом кусок жизненной энергии для того, чтобы убежать в новую жизнь от своего страха смерти.
Не в моих правилах излагать подробно клиентские истории. Конечно, образ собирательный, отчасти вымышленный. Но даже теперь, спустя продолжительное время, мне хочется избавиться от этой истории.
Люди, думайте о душе, хоть немного. Она стоит гораздо дороже, чем упаковка глицина.