?

Log in

[sticky post] Здравствуйте!

Здравствуйте всем, кто заглянул случайно, из любопытства или с твёрдым намерением изменить Судьбу, радуюсь проявлению интереса к психологии. Загляните на страницу библиотеки[http://www.psyholog-ok.ru/index.php?route=pavblog/category&id=24]

почитайте статьи и, возможно, начнете понимать, что неудачи, преследующие Вас в жизни, подчинены закономерностям, а  не являются злым роком и проклятьем недоброжелателей; препятствия по достижению целей кроются в глубинах Вашего подсознания. Я, как аналитический психотерапевт, работаю с причинами, а не устраняю следствия.
Вы можете обратиться ко мне  за помощью, если:
·        Находитесь в эмоциональной зависимости от партнёра;
·        Испытываете подавленность и разочарование, расставшись с партнёром;
·        У Вас психологически  токсичные  муж, жена;
·        Не проходящее чувство обиды на родителей, особенно на мать;
·        Вы робки, застенчивы  и страдаете  от чувства одиночества;
·        Тревожность и страх - постоянные спутники Вашей внутренней жизни; Подверглись в детстве сексуальному, эмоциональному, физическому насилию;
·        Испытываете панические атаки;
·        Не уверены в себе;
Образование
·        Факультет психологии МГУ 1983 -1988;
·        Аспирантура Российской Академии Образования 1992-1995;
·        Московский институт аналитической психологии и психоанализа 2009-2011
Общий стаж в практической психологии около 30 лет. Пять лет личного анализа. Продолжаю и по сей день. Регулярно прохожу супервизию у членов IAAP. Автор книг и статей по детской и женской психологии.
Замужем. Двое взрослых сыновей, внук.

Многие женщины  России мечтают выйти замуж. Иногда мне кажется, что эта мечта  вполне может сойти за национальную идею  нашей  страны. При естественном демографическом перекосе в сторону женщин, особенно после сорока, желание наличия сильного мужского плеча в  шаговой доступности возводится в разряд идеи фикс, что активно эксплуатируется   масс - медиа и  индустрией красоты. И это не считая альфонсов, Жигало, искателей легкой наживы всех мастей. 

Милые женщины, давайте разбираться. Поскольку обидно и за державу, и за нас таких красивых, но несчастных.

Женственность - это тот свет, та энергия, идущая из глубин нашего естества. Ведь не только самец  моли чувствует самку за одиннадцать километров, но и наши обычные российские мужчины не лишены способности идти на запах женщины, лететь как мотыльки на свет её души. Природу не обманешь. Конечно, достижения эстетической медицины никто не оспаривает, но могут ли уколы красоты последнего поколения зажечь огонь, таящийся в нас с самого рождения. Пламя, которое может быть проявлено и выгорать страстями, опустошая как сам источник, так и окружающее пространство. Может тихо тлеть до поры, до времени, ожидая своего часа. С огненным цветком могут бороться, ненавидеть, страшась его силы. Но всё же, женственность пробивается как росток сквозь толщу асфальта. Как уголёк костра, залитого водой или присыпанный землёй. Женщина хочет быть счастливой и томится в ожидании любви.

Пламя, которое гасили тысячи раз критическими замечаниями, физическим и вербальным унижением.  Каждой из нас приходилось слышать хотя бы один раз, а тем, кому "повезло" изо дня в день: " Тебя никто не возьмет замуж! ", " Посмотри, на кого ты похожа!", " Все о мальчиках думаешь, а нужно о профессии, учебе".

Костер женственности  может не только потухнуть под воздействием токсичных отношений, но и совсем не разгореться, если  наша женственность раскололась, расщепилась еще в родительской семье , живущей по сценарию столь хорошо знакомому детским сказкам.

Инициация мужчины в мужественность – путь героя, возвращающегося победителем, домой. Для женщины инициация в женственность – путешествие в глубины души в поисках внутреннего источника, энергия которого способна наполнить как саму женщину, так и её избранника живой водой преодоления тягот и невзгод мира и способности прожить, прочувствовать все грани любви, не размениваясь на случайные связи.

Найти путь к своему внутреннему источнику, данной каждой из нас от рождения. От благодатного ресурса которого,  мы отказались  из-за искажения матрицы мужеско - женских отношений в семье родителей, из-за страха быть преданной и оставленной любимым, являющимся центром вселенной и основным смыслом жизни. Мы часто не можем жить без любви, но и в равной степени боимся полюбить вновь.

Feb. 15th, 2017

Ольга родилась и выросла без отца. Мама разорвала с ним отношения ещё во время беременности, узнав о наличии врождённого порока сердца. Женщина была строга и непреклонна, посчитав, что мужчина её обманул, скрыв наличие заболевания. Но перерывать беременность было уже поздно, к тому же врач из женской консультации констатировала незначительный фактор риска передачи болезни по наследству.

Детство и юность прошли в доме бабушки с дедушкой. Мама постоянно была занята на работе. Дедушка любил выпить. Тоска по матери и отцу как постоянный эмоциональный фон, фундамент энергетической матрицы души Ольги. Но  если образ матери складывался из реального общения с хронически уставшей матерью-одиночкой, время от времени сожалеющей о том, что родила дочь. То образ отсутствующего отца был по большей части идеализирован. Дочь злилась на мать из-за того, что та так и не сказала отцу, что у него родилась дочь. Она мечтала встретить отца случайно на улице, жадно вглядываясь в лица встречных прохожих. С завистью смотрела на детей, бегущих раскинув руки навстречу отцам.  Принявший на душу заветной огненной воды, дед  любил «погонять» женщин по квартире. Какие выводы может сделать девочка к подростковому возрасту о взаимоотношениях мужчины и женщины? Почти младенческая жажда любви мужчины как отца и огромный страх реальных отношений. Неуважение к матери, не сумевшей выйти замуж, захлопнувшейся в коробочку презрительного отношения ко всему на свете. За презрительным прищуром   прячется всё тот же страх мужчин как пьющего отца.

В этом сценарии мать не взращивала ненависть у девочки по отношению к отцу, и в этом есть несомненные плюсы. Ольга не утратила базового доверия мужчинам, заставляющего многих женщин избегать любых форм близости в принципе. Но в этой жажде любви и мужского внимания, в которых слиты воедино все непрожитые чувства ребёнка  и типичные желания женщины таится ,возможно, ещё больше опасностей, чем в позиции тотального недоверия мужчинам.

Вам приходилось наблюдать, как брошенный на улице котенок, бежит следом за каждым обратившим внимание человеком. Так и не ожесточённая девушка, выросшая без отца с самого рождения, будет «бежать» за каждым, обратившим внимание, влюбляться без оглядки в того, кто просто одарил  парой ласковых слов, дежурными комплиментами. Из каждой улыбки, небрежного взгляда в свою сторону она сможет выстроить романтический замок для принца и принцессы.

Ольга достаточно быстро потеряла девственность, приняв обычное  подростковое желание секса за любовь. Как ребёнок наконец то получивший внимание отца ( мужчины) выслуживала хорошее отношение безотказным примерным поведением, т.е. безропотным исполнением всех желаний без малейшего намёка на симметричный ответ со стороны молодого человека. Такое добровольное рабство. Очень скоро это надоело девушке, и она отреагировала так, как может отреагировать ребёнок, истерикой, слезами, упрёками. Мужчина обиделся, стал выяснять отношения, скандал следовал за скандалом. Ольга сбежала в новый роман, там такое же развитие событий.

К двадцати годам девушка обросла таким количеством несостоявшихся любовей, что стала принимать антидепрессанты.

«Мужчинам от меня нужен только секс»- жаловалась она на сессиях.

« А что ты можешь предложить ещё?» - спрашивала я. Помолчав, добавляет : " мужчины меня больше не цепляют".

Проблемы Ольги усугублялись ненавистью к матери. Отрезая себя от матери, не важно, заслуживает она того или нет, девушка кастрирует своё женское начало. Она не имеет представления не только о взаимоотношениях мужчины и женщины, но и утрачивает контакт с собственной феминностью. Ребёнок с размытой гендерной идентичностью, жаждущий любви. Секс как наиболее возможный, понятный и доступный вид близости с мужчиной достаточно быстро утрачивает своё очарование, поскольку накапливается опыт скандалов, конфликтов, неизбежно следующих за ночами « любви».

Для того, чтобы выжить, не разрушиться психологически женщина, выросшая без отца, выбирает одиночество и деньги. Лучшие друзья девушки – это бриллианты.

Почему не работают тренинги в таких случаях. Потому что формирование навыков пикапа, флирта и конструктивного общения с мужчинами не снимают напряжения и страха, накопленного  с самого рождения.

Мать Ольги сама оставила мужчину. В случаях, когда мужчина оставляет женщину, узнав о беременности, или же сразу после рождения, мать испытывает вполне объяснимые чувства ненависти к отцу ребёнка, и дочь может вырастить мужененавистницей. Градус взращённой ненависти может не соответствовать реальным мужчинам в реальной жизни.

И в том и другом случае, образ биологического отца , и следовательно мужчины формируется через призму материнской трактовки.

Вырастая, девочка начинает лучше видеть особенности матери, и часто, в какой-то момент, ставит под сомнение информацию, рассказанную матерью об отце. Однако так бывает не всегда. И в этом плохом случае, мать, травмированная отцом, травмирует им (отцом) «заодно» и свою дочь, чем толкает последнюю повторять собственный сценарий отношений уже со своим мужчиной и передавать своей дочери.

Образ отца, сотканный из детских фантазий и обрывков воспоминаний матери и близких, чаще всего не соответствует реальности. Расхождение фантазий и реальности не стоит воспринимать как трагедию. Это всего лишь повод научиться видеть и воспринимать  мир , в том числе и мужчин, такими, какие они есть в действительности. И не устраивать бурных сцен, когда желаемое очевидно расходится с реальным.

Отделить чувства, испытываемые здесь и сейчас, от тех, что были испытаны в детстве. Не позволять девочке одерживать вверх над зрелыми аспектами личности. Не торопиться в новые отношения. Не предъявлять претензии любимому мужчине, которые очень хочется предъявить отцу и матери. Удочерить свою внутреннюю сироту, признать её право на эмоции.

Повзрослеть!

О новой работе – сериале  Паоло Соррентино с  Джудом Лоу и Дайан  Киттон в главных ролях много говорят. Режиссёр, оставаясь верным самому себе, продолжая традиции «Великой красоты» и «Молодости», в «Молодом папе» исследует высоту и низость  натуры человека, небесное и земное, воплощенное в нём, не опускаясь до раздачи морально-этических оценок. 
Когда исчезли  вкус и послевкусие просмотра, возможно,  для продления очарования, стала анализировать  персонажей с точки зрения глубинной психологии.
Ленни Беллардо – новоизбранный молодой Папа  Пий 13, архиепископ Нью-Йорка. Сирота, воспитанный сестрой Мери. Родители – хиппи оставили его в возрасте семи-восьми лет у ворот католического приюта, сами отправились в Венецию. Внутренняя жизнь Ленни сосредоточена на желании найти родителей, он убегает из приюта в надежде найти их. Многие из нас ощущают на себе бремя внутреннего сиротства, одиночества и неприкаянности, и жизнь многих из нас подчинена цели поиска родительской любви, принятия и объятий, в которых мы можем почувствовать себя в безопасности. Часто мы подменяем поиски безусловной родительской любви суррогатами, разочаровываемся и отправляемся на поиски Бога, вовне и внутри себя.
Молодой Папа человечен в своих сомнениях и понятен, мне кажется, что сомнение – есть основной критерий мудрости и доброты.

В сцене соблазнения Пия 13 женой офицера – начальника охраны Ватикана, прекрасно сыгранная, как это не иронично звучит, бесстрастность священника при виде обнажённой груди молодой красивой женщины, произносится монолог, под каждой буквой которого подпишусь, исходя из личного и профессионального опыта. Люди, выбирающие духовные практики, и католические священники в том числе, выбирают любовь Богу, потому что страшатся земной любви. Ленни Беллардо признаётся соблазняющей, подкупленной женщине, в собственной трусости, в том, что он выбрал любить Бога, потому что не в силах ещё раз вынести унижение, прочитав в глазах любимой женщины разочарование. Неловкость и неуклюжесть сироты, не знавшего родительской любви.

Его друг, так же воспитанник сестры Мэри, Эндрю Дюсоле, в отличие от Ленни, предаётся всем прелестям земной любви, попробовав на вкус её в разных вариантах и под разными соусами. Он так же признаётся в трусости в прощальной проповеди перед паствой Гондураса, его трусость иного рода – профессиональная. Он боится отказать в причастии наркомафии, но это не мешает ему быть любовником жены латиноамериканского мафиози.
Забегая вперёд – друзья погибают. Эндрю возвращается в Гондурас, выброшенный голым у Ватикана после вечеринки, но по возращению его убивает наёмник «рогоносца» мужа.
Ленни Беллард  произносит речь, которую так ждут католики всего мира и кардиналы Ватикана, в Венеции в надежде, что родители придут  послушать проповедь. Родители приходят, но покидают площадь. Сердце молодого Папы не выдерживает, в момент острой сердечной недостаточности, Ленни, как князь Болконской под Аустерлицем, видит бесконечное, вечное небо, в очертании облаков смутно улавливается образа Иисуса. Мужчина, чья душа преисполнена внутренним сиротством и поисками Бога, обретает небесного Отца в момент потери надежды обрести отца земного.  Два друга. Две сироты. Два епископа. Один выбирает любовь к Богу, но бесконечно сомневается в его существовании, из-за страха земной любви. Его рыжий друг не хочет оставаться в Ватикане, поскольку его больше привлекает запах дерьма и жизни в Латинской Америке.  Средневековый карнавал, где скатологическое бесстыдство соседствует с нуминозным, сакральным. Дух и плоть. Вверх и низ. В этом и есть поэтика и эстетика, и правда жизни.

Антитеза сестра Мери и его Высокопреосвященство кардинал Анджело Войелло. Два девственника. Сестра Мери – сирота и нашла своё призвание в любви к сиротам. И могущественный  кардинал, коллекционирующий антиквариат и предметы искусства, с непомерной тягой к роскоши, всё свободное время проводит с мальчиком с особыми нуждами, любовь и забота к которому искупают (по его мнению, грехи интриганства серого кардинала Ватикана). Войлло любит роскошь, но не любит людей, он использует и манипулирует. Сестра Мери наделена даром любить. Была очарована ею в исполнении Дайаны Киттон, не меньше влюблённого в сестру  Анджелло Войелло.
Преосвященный монсеньор Бернардо Гутиеррез и церемониймейстер Святого Престола vs. архиепископ Кёртвелл. Служители церкви, подвергшиеся в детстве сексуальному насилию.   Архиепископа Нью-Йорка Кёртвелла в детстве поставил на колени домовладелец , пообещав не повышать аренду за квартиру, вечером этого же дня семья вынуждена была съехать с квартиры в поисках более дешёвого варианта. Кёртвелл всю жизнь отыгрывает детское насилие, ставя на колени мальчиков из бедных семей. История получает огласку, Пий 13 отправляет в Нью-Йорк Бернардо Гутиерреза. Травмированная душа монсеньора не может восстановиться, Бернардо тихий алкоголик, его келья завалена бутылками, а узкая кровать мягкими игрушками, он латентный гомосексуалист.  Жертва, которая боится мира и не покидает Ватикана. Пий 13, исходя из евангельского « и последние станут первыми», посвящает  его в кардиналы,  и волею судеб Гутиеррезу  удаётся получить неоспоримые доказательства против Кёртвелла.
На протяжении первых серий создаётся ощущение, что статуэтка мегалитической Венеры возраста 25000 лет является одним из главных персонажей фильма.  Великая Мать как воплощение сексуальности и плодородия Земли.
Но фильм  завершается бесконечным, вечным  Небом над Венецией. Небо как надежда на обретение Бога,  гармонии плоти и духа всех жаждущих красоты во всех её проявлениях.
 

Разделяй и властвуй. Мать заполучила душу дочери в безраздельное и безвозмездное пользование целиком. Использовала дочь  как щит в отношениях, заставляя « бегать» по соседям за помощью сначала от разъяренного отца, а потом отчима. После бурного выяснения отношений следовало неизбежное примирение. Родители  обвиняли дочь в огласке очередной семейной разборки. Так к боли и страху добавлялись  чувства  вины и стыда.

Такое «радостное» детство не могло не надломить психику девочки, прежде всего в сексуальной сфере. Потому как крики матери во время оргазма было легко спутать с криками во время избиений.

Катя впадала в истерику после секса. Рыдала,  охваченная приступом неимоверной жалости к матери, потому что мама не проститутка, а очень несчастная женщина. Проплакавшись, к немалому удивлению партнёров, начинала драться, царапаться, кусаться. Опять же, чтобы отомстить за маму, над которой издевались партнёры.

Если же мужчина ей действительно был симпатичен, она достаточно долго ( по её меркам) не соглашалась на близость, но по мере приближения к завершению конфетно-букетного периода, начинала дрожать от страха перед другой проблемой, затрудняющей коитус из-за мигрирующей кисты.

Насилие, насилие, ещё раз насилие, фантазийное, реальное. Новые отношения приносили лишь новую боль, усиливая чувства страха и ненависти к мужчинам. Но страх и ненависть не отменяют желания любви. Это волшебное чувство способно стать бальзамом для душевных ран,  к сожалению, только на какое-то время. Далее неизбежно набирают силу негативные программы бессознательного, которые если и не сводят на нет накал чувств, то начинают как коррозия или ржавчина разъедать изначальную божественную природу любви.

Полгода ушло на то, чтобы отделить Эго Кати от власти негативного материнского комплекса. Ты  – это только  Ты.  Не больше, не меньше. Это твоя жизнь, в которой мужчины по большей части не собираются причинять  боль, как мужья и любовники матери. В этот период девушке часто снились сны, в которых она занимается сексом с мужчиной, мать была в постели рядом.

Отделившись от негативных переживаний матери, воспринимаемых, как собственные, Катя с ужасом поняла насколько  больна её душа. Неистовый, мучительный поиск любви, и одномоментно вспыхивающее чувство ненависти к потенциальным  избранникам. Когда любовь мужчины является ценностью не сама по себе, а как возможность притупить ассимилированные страдания матери. Своего рода наркотик, позволяющий дать душе передышку в изматывающем воспроизведении мазохистических сценариев поведения, мыслей, чувств,  в бесконечной хуле на Бога и роптания на судьбу.

Не устаёт удивлять   феномен синхронии в процессе терапии. Клиент,  соприкасаясь на символическом уровне  с определёнными пластами бессознательного,  начинает  притягивать  аналогичные события в реальности.

Катя отвергла ухаживания очередного «олигарха», но приняла безработного онкобольного на четвёртой стадии рака. Приезжала к нему на свидания  в съёмную квартиру, где как будто бы сам воздух был заряжен агонией ещё красивого молодого тела и неизбежностью  смерти. Наводила в берлоге порядок.

Экзальтированно рассказывала о том, что ей нравиться заниматься сексом с умирающим мужчиной,   здоровым не имевшим  такой красивой женщины, а вот теперь, когда дни  сочтены… Воспринимала  своё отношение как акт милосердия и высшего проявления сострадания. Я же видела в этом не столько благотворительность, сколько возможность  получения удовольствия от власти над бессильным мужчиной, который по большей части не мог удовлетворить её запросов. Так Катя отыгрывала статус жертвы, становясь преследователем.

Потом был пожилой, опустившийся тренер. Девушке нравилось приходить с ним на вечеринки, где пара притягивала неизменное внимание. Она такая красивая и молодая,  он такой старый, хромой, видавший виды мужик.

Катя по-прежнему бежала от здоровых отношений, поскольку   неизменно пребывала в мазохистичной части бессознательного, идеализируя и боготворя статусных мужчин.

Либо заводила романы  с мужчинами, имеющими определённый изъян, что позволяло  доминировать, переходя в садистическую часть. Дразнить красотой немощного мужчину. Отправляться на свидание, в то время, как партнёр проводил ночь у постели тяжело больной матери.

Изъязвлённая множеством проблем, душа на очередном витке терапии, предъявила новую болезненную грань. Предпочтения в выборе мужчин были обусловлены не только садомазохистическим сценарием поведения, страхом и ненавистью, но и страхом фаллоса.

В реальности это выглядело как офидиофобия  -  панический  страх  змей. Змеи с определённого этапа терапии стали заполнять сны. То  виделась  змея, проглатывающая её целиком без остатка, и она сама становилась огромной коброй, раскачивающейся в безумном танце. То снилась постель, кишащая  змеями, и девушка  в ужасе просыпалась.

Существует несколько версий  относительно причин возникновения этого заболевания. Одна из общепринятых – эволюционный страх первобытного человека, передающийся на генетическом уровне в виде иррационального ужаса не только перед самой рептилией, но и перед её изображением, видео, вплоть до панических атак.

  Панических атак у Кати не наблюдалось, но благоговейный ужас даже перед символическим её  предъявлением, она испытывала. Другие версии  объясняют страх как следствие реально пережитого негативного опыта встречи с рептилией, возможно даже  неудачной шуткой, обернувшейся  в последствие заболеванием. Такого прецедента у клиентки не было.

Поскольку работаю в рамках аналитических традиций, то придерживалась версии страха фаллоса, имеющим под собой ещё более глубокий страх  перед  доминирующей холодной, отвергающей матерью,  в отсутствии поддерживающих рук любящего отца.

Страх перед эмоционально холодной матерью запечатлён в коллективном бессознательном в мифе о Медузе Горгоне, женщине, чья голова украшена множеством змей, способной одним только взглядом превращать осмелившихся взглянуть  на неё в камень. В русском языке  страх предъявлен в устойчивых выражениях «змея подколодная», « змею на груди пригреть», описывающих коварных, лишённых доброты и сострадания женщин.

Мне не хотелось вводить прямые интерпретации, поскольку по опыту знаю, что они  не очень  эффективны. Учитывая специфику катиной психики, её архаичный характер, склонность мифологизировать реальность, способность выводить символический уровень анализируемого в процессе терапии материала в реальную жизнь. А так же тот факт, что на проживаемом отрезке жизни, девушка идентифицировала себя с ведьмой, подвергаемой гонениям со стороны социума, решила работать, используя активное  воображение и методы драматической терапии.

На первом этапе работы с офидиофобией  опиралась на отрывок  « Из молота ведьм».  Предложила прийти на одну из сессий в красивом платье чёрного цвета,  сама оделась соответствующе. Налила в старинную глиняную  крынку молока. По рецепту полагалось сварить в молоке змею, размешивая ножом с чёрной рукояткой. Я же бросила в горшок игрушечную, резиновую, повторяя средневековые заклинания.

Эффект от происходящего был поразительный. Казалось, что рядом со мной сидит не демонически красивая женщина в чёрном платье с глубоким вырезом, с распущенными, к тому времени уже огненно рыжими волосами, а трёхлетний ребёнок, очарованный происходящим действом. Ребёнок,  полностью погружённый в сказку, ни разу не сомневающийся в  сакральном целительном смысле терапевтического метода. Попросила забрать «зелье» с собой домой.На следующую сессию Катя пришла в столь несвойственном для неё приподнятом расположении духа. Рассказала « удивительный» сон, в котором обнажённая женщина с молочной кожей, рыжими волосами, достающими до земли, бежит от разъярённой толпы людей, швыряющей ей в спину камни и сов. Так  в бессознательном девушки пробудился целительный для  психики архетип Лилит, по преданию первой жены Адама. Сказала, что выпила молоко, впервые за последние несколько недель, ей не снились кошмары со змеями.

А после другого сна, в котором та же самая женщина целуется с гигантским змеем, а потом занимается с ним сексом, совсем  расхрабрилась, купила статуэтку змеи, поставила её на прикроватную тумбочку. И каждое утро начиналось с поцелуя каменного изображения змеи.

Смеялась по - детски звонки, я же невольно любовалась девушкой, освобождающейся от очередного страха, ощущая  себя в определённой степени Пигмалионом рядом  Галатей.

Катя  работала моделью, демонстрировала нижнее бельё, и училась в одном из столичных университетов. От мужчин  в силу рода занятий и внешности не было отбоя, но они испарялись по большей части сразу же после первого свидания.  Из полюса подавленности, скованности , как правило, уходила в полюс вульгарности  и сексуальной агрессивности.

   Выбор способа заработка в первую очередь необходимо рассматривать как предъявление раненной части души, а не из соображений нарушений норм нравственности и морали.  Девушки, подвергшиеся в детстве тем или иным формам насилия, выказывают подобным образом бессознательное отвержение «грязного» тела  как источника  детских  страданий  и последующих проблем во взрослой жизни.

Они часто позируют обнаженными фотографам, художникам, овладевая,  таким образом, чувством стыда. Как не парадоксально, но  внешнее бесстыдство  есть обратная сторона колоссального чувства стыда, отрицания, обесценивания тела. Абьюзированные девушки с яркой внешностью ощущают себя зажатыми в тисках повышенного интереса со стороны окружающих и бессознательным обесцениванием собственной  привлекательности.  Повышенное внимание воспринимается не как подтверждение достоинств, а скорее как интуитивное видение посторонними людьми   поруганной невинности. Жертва насилия обвиняет во всём случившемся себя и, прежде всего,  «грязное» тело. Душа  таких женщин отмечена чувством вины и стыда, как лица сыновей  полковника Аурелиано Буэндио из романа Маркеса « Сто лет одиночества» несмываемыми крестами из пепла.

Вполне логично, что мужчины оставляли  Катю  максимум через неделю. Мы все интуитивно со - настроены друг на друга. Очень сложно быть в контакте с теми, в чьём подсознании под высокочастотным напряжением столько боли и страха, настойчиво заявляющих о необходимости выплеснуться в виде физической агрессии. Уже с первых минут очередной влюблённости девушка  начинала ожидать разрыва, выгорала в ожидании звонков, встреч. На предчувствие  любви и её катастрофического завершения уходили все силы.

Проблема на первых сессиях вырисовалась несколько необычная, хотя рабочая  гипотеза с первых минут до окончания терапии оставалась неизменной. Кате предстояло вступить в контакт с вытесненной в бессознательное агрессией, принять личного демона ненависти к мужчинам, искусно облачённого в одежды поиска великой, неземной любви.

Точно знаю, что когда человек ставит перед собой задачу измениться для выхода  из привычного круга страданий,  на помощь спешат ангелы.  Демоны так же вступают в борьбу за душу неофита.

Идёт война Добра и Зла. В кабинете психотерапевта, в этом таинственном сосуде, в котором переплавляются старые негативные программы  в виде комплексов, ресурсов  рода и личного бессознательного, присутствуют трое – Бог, терапевт и клиент.

На первом этапе работала с отыгрыванием  статуса жертвы,  полученным в наследство от  матери. Эта роль была скорее навязана, чем являлась производной  личного опыта девушки.  Дочь стала нарциссическим расширением матери, возводящей в культ садомазохистические отношения. Речь не идёт о сознательном выборе, но  о жёстко заданных родовых сценариях взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Страдать самой и причинять страдания окружающим. Яркая внешность позволяла оба раза  выйти замуж достаточно удачно по меркам города одного из   депрессивных  регионов России. Агрессия стала нормой отношений с мужчинами. Агрессия женщин, распускающих сплетни о  якобы многочисленных связях матери. Солдаты военного гарнизона улюлюкающие вслед. Плач матери по ночам.

Катя использовалась как контейнер для хранения деструктивных переживаний матери, став единственной поверенной душевных мук и терзаний  женщины, которую окружающие, в том числе и мужья, называли проституткой. Ребёнок не может ничего  изменить, он может лишь впитать, словно губка, душевную боль взрослого человека.  Поделиться чистотой и непосредственностью, становясь анальгетиком, бальзамом. Вот и всё,  на что способен  ребёнок. Отдавать нетронутую страданиями душу в обмен на чужое горе, чтобы заслужить любовь.  Но мать не особенно жаловала  дочь, отдавая предпочтение сыну, рождённому от отчима.

Одним из важных этапов развития эмоциональной сферы ребёнка является мимическое воспроизведение эмоций, испытываемых матерью в процессе общения с ним. Исследования показали, что обучение эмоциям базируется на подражании, основывающемся  на глубоком чувстве эмпатии между младенцем и ухаживающим взрослым, в первую очередь матери.

Не сложно догадаться, что если мать часто  пребывает в дурном расположении духа, то ребёнок с пелёнок приучается  скорбеть, а не  радоваться при виде близкого человека. Нейронные связи  прокладываются по пути привычки страдать.

Под таким  бременем душа ребёнка не может развиваться в русле свойственном обычным детям из среднестатистических  семей. Она деформируется  словно росток, на который обрушился булыжник. Но тяга к солнцу так велика, что заставляет нежный побег, искривляясь,  пробиваться к свету. Тонкий, бледный, придавленный камнем, но не сломленный в стремлении жить.

Негативный материнский комплекс стал своего рода серым камнем для психики Кати. А негативные родовые программы – асфальтом, сквозь толщу которого ещё предстояло и предстоит пробиться.

Latest Month

February 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com